Новости arrow Олимпийские игры arrow Михаил Чеканов
Михаил Чеканов

Михаил ЧекановОлимпийская женская сборная России не выполнила задачу на Играх-2014 и не завоевала бронзовые медали. О "заколдованном" четвертьфинале с командой Швейцарии, самоотверженности российских хоккесток, необходимости плей-офф в нашем домашнем чемпионате и женской секции в каждом из клубов КХЛ – в интервью главного тренера сборной Михаила Чеканова корреспонденту ИТАР-ТАСС.

– Четвертьфинальный матч с командой Швейцарии оставил очень обидное впечатление: не повезло так, как только может не повезти. Преимущество по игре, особенно в третьем периоде. Перебросали. Голевых моментов – море. И ни одной шайбы. Согласны?

– Да. Наше счастье было совсем рядом – нужно было только обыграть швейцарского вратаря (Флоренс Шеллинг, признанную затем самым ценным игроком олимпийского женского хоккейного турнира. – Прим. ИТАР-ТАСС). Наверное, действительно наша судьба так сложилась на Олимпиаде: создавая много моментов, но не используя, не дорожа ими, мы не сумели забить ни одного гола в тот момент, когда нужен был один единственный. Три раза оббили штангу, два раза не попали в пустые ворота…

– Момент Екатерины Лебедевой буквально стоит перед глазами: вот она перед пустым углом, и шайба на крюке…
– И у меня тоже. И Катя, и Саша Капустина, когда в большинстве попала в штангу. И Инна Дюбанок – тоже в штангу. Наверное, в какой-то хоккейной небесной канцелярии перед нами ворота Швейцарии захлопнули в этот вечер. Мы просто не забивали, и все. Но давайте и вспомним, что после того, как швейцарки открыли счет, только благодаря (вратарю) Ане Пруговой нам не залетело еще несколько шайб. То, как она в тот момент вселила веру в девчонок. Как наша команда встрепенулась, и не сдавалась до конца.

– Еще стоит перед глазами Ия Гаврилова. Столько бросков, и ни одного гола. Она – прямо наш женский Александр Овечкин, и номер у нее тоже восьмой. На Олимпиаде Гаврилова, как и Овечкин, забросила первую шайбу сборной. А дальше у нее, как и у него, просто "отрезало". Но тем, как самоотверженно она билась на пятачке, как вкладывалась в каждый бросок – ну неужели не заслужила?
– Вы сами на свой вопрос сейчас и ответили. Девчонки – молодцы! "Вытащили" из себя все, что могли. Все до одной! Мы меняли сочетания, перешли на три звена. Все резервы изыскали, чтобы забросить эту шайбу. Мы знали, забьем – и пойдет. Но просто какой-то заколдованный круг вокруг ворот соперника. Однако  несмотря на то, что мы не смогли забить, мы не остановились, не рухнули, и до последней секунды искали пути. Это дорогого стоит.

– Но почему не забивали? Много бросков, мало голов. Это ведь не только в одном матче, но на протяжении всего турнира. В чем причина?
– Наши девчонки повысили скоростно-силовое проявление на льду, а техника и игровое мышление отстали. Потому что когда ноги бегут, а руки не успевают за ними – это и есть та нехватка мастерства, следствием которой являются незабитые голы. Об этом я после матча со Швейцарией на пресс-конференции и сказал.

– Далеко не все вас тогда правильно поняли, когда вы так объяснили поражение. Это прозвучало очень обидно по отношению к девушкам, которые ложились на льду костьми.
– Я именно это и хотел сказать. Мы совершили 41 бросок, а у соперниц – 27. 19-8 в третьем периоде. Но КПД не в нашу пользу. Много лет проработав детским тренером, я могу четко назвать причину, почему не забиваем – нехватка технической подготовки, которая закладывается в раннем детстве. Броски, катание, умение правильно расположиться под шайбу, развернуть корпус для броска, нацеленность на ворота. Все это родом оттуда. Но если учесть, что раньше сборная совершала на чемпионатах мира по 15-20 бросков за матч, а здесь переваливали за 30, то становится ясно, что девушки уже вышли на другой уровень готовности. Что команда прогрессирует.

– Что было после матча? Когда стало ясно, что все – сборная России без медалей на Олимпиаде? Это был момент чего?
– (пауза). Момент несбывшейся мечты. Для многих это ведь была последняя Олимпиада. Катя Пашкевич ради этого бросила все – и работу в Америке, и вообще образ жизни там, чтобы приехать сюда ради мечты об олимпийской медали (после возвращения из Сочи Пашкевич объявила об окончании карьеры. – Прим. ИТАР-ТАСС). И вот в этот момент вместе с финальной сиреной рухнуло все, чего мы все друг другу желали. Знаете, мы второй год на сборах каждый раз запускаем в небо красные китайские фонарики, и загадываем одно и то же желание. И именно это не сбылось. Образовалась пустота, которая пока не занята ничем.

– Была ли еще игра у вашей команды, сравнимая с этим матчем со Швейцарией по драматизму?
– Пожалуй, "бронзовый" матч чемпионата мира со сборной Финляндии (который сборная России выиграла 2:0). Встреча со Швейцарией была для нас такой же – мы знали, что выходим сражаться за бронзовые медали. Но будем помнить и о сопернике. Это очень целенаправленная команда, они "отсиделись" в группе (три матча на предварительном этапе Швейцария проиграла Канаде, США и Финляндии с общим счетом 3:18. – Прим. ИТАР-ТАСС), и все это время готовились, фактически, к одному единственному матчу – с нами. Не скрывали этого. Они были предельно отмотивированы отомстить сборной России: мы их обыграли 2:1 в четвертьфинале чемпионата мира. И, конечно же, отдадим должное их вратарю – она в Сочи стала для своей команды той, кем была для нас на чемпионате мира Надя Александрова (которую признали лучшим вратарем турнира).

– После того, как Александрова не поехала на Олимпиаду из-за беременности, сразу заговорили о том, что сборная России едет в Сочи "без вратаря". Теперь ведь мы можем сказать, что если и ехали "без вратаря", то вернулись обратно с безусловным "первым номером" – Анной Пруговой?
– Знаете, я очень жалею, что наш матч со Швейцарией не показывали по телевидению, потому что это было одно из лучший выступлений Ани. Просто она еще очень молодая, ей всего двадцать. Если брать средний возраст вратарей на Олимпиаде, то это 24-25 лет. Аня, вдобавок, получала мало игровой практики у себя в "Торнадо", потому что там есть легионер (словацкая голкипер Зузана Томчикова). Я не в упрек сейчас это говорю. Это дело клуба. У них помимо чемпионата России еще Кубок Европейских чемпионов. Я просто констатирую: у Пруговой мало игровой практики. А ей нужно много работать и играть, чтобы не пропускать никаких курьезных голов.

– А кто еще у нас вратари уровня "первого номера" сборной? Александрова, Пругова…

– И все. Юля Лескина еще.

– Знаете, если до Сочи все думали, что у России есть одна олимпийска хоккейная сборная, мужская, то после мы видим – их две. Еще и ваша, женская.

– Я буд очень рад, если это действительно так.

– Очень грамотным выглядит решение о назначении генеральным менеджером женской сборной России Алексея Яшина. Одно его имя много внимания сразу привлекло.
– По крайней мере, Алексей Валерьевич выполнил свою ту миссию, которая ему предназначалась. А заключалась она прежде всего в том, чтобы передать свой опыт девчонкам – опыт профессионального отношения к делу. Он выходил на лед, катался с ними, а они смотрели на него во все глаза, буквально в рот заглядывали. Как он клюшку держит, как он ее готовит, как он делает разминку и так далее. Даже как он питается. Это все Яшин, не стесняясь, рассказывал и показывал. Ну а то, как он сам себя истязает – в Сочи практически ни одной нашей тренировки не пропустил, и это за 20 дней, – служит лучшим примером само по себе. Вот что сделал для нашей команды Яшин.

– Мужская сборная тоже проиграла в четвертьфинале, и ее главный тренер Зинэтула Билялетдинов также после поражения говорил о недостатке мастерства. Но если ваши 0:2 оставили впечатление несправедливости, то те 1:3 от Финляндии, – тоже, кстати, будущего бронзового призера, – выглядели совершенно закономерными.
– Я понимаю, к чему вы клоните. Но, знаете, я вообще не сторонник оценивать ситуацию в нашем мужском хоккее. Мне бы в женском разобраться (улыбается).

– Не считаете, что в какой-то степени наши девчонки просто "перегорели"? Не справились с ответственностью, с грузом ожиданий? С этим "Давай! Давай! Давай!"?

– Ни о каком давлении со стороны руководства речи не шло, это я должен сказать сразу. Но чем женский хоккей вообще, и на Олимпиаде, в сравнении с тем же чемпионатом мира, отличается – это запределным эмоциональным фоном. Честно скажу: мы не ожидали такой коллосальной поддержки трибун. И девчонки чисто психологически увлекались этим вот "Шайбу! Шайбу!» и "Давай! Давай!". И порой теряли контроль над игрой.

– Это и выражалось в том, что больше шли в атаку? И отсюда столько много бросков?

– Да. Больше шли – и получали контратаки. Торопились – и теряли концентрацию. Пропускали курьезные голы, и желание сразу отыграться гнало вперед так, что забывали о задании тренера. Не хватало самообладания в каких-то моментах.

– Но даже несмотря на поражение, девушки почувствовали, что могут. Мы видели, как они восприняли проигрыш – они в него не верили.
- И это самое главное. Мы достигли определенного успеха. Мы сделали шаг вперед. Увеличили функциональную готовность, очень много работали над технической подготовкой. По сравнению с прошлым годом у нас улучшилась техника катания, точность передач, сила бросков. Просто и этого оказалось на текущий момент недостаточно, чтобы уверенно обыгрывать соперников.

– Не привыкли побеждать?
– Не "не привыкли". Не приучены.

– Если вспомнить, откуда вообще взялась эта "бронзовая планка" – от третьего места на чемпионате мира, правильно?
– Нет. Задача завоевать олимпийскую медаль была поставлена изначально, когда Виталий Леонтьевич (Мутко, министр спорта России) и Владислав Александрович (Третьяк, президент ФХР) пригласили меня на работу: "Перед тобой, Михаил Юрьевич, ставится цель – бронзовая медаль на Олимпийских играх. Ты готов?". Мы с Юрием Николаевичем (Новиковым, помощником Чеканова) прекрасно понимали, насколько это высокая цель. А вот после того, как нам удалось на чемпионате мира выиграть бронзу, многие вокруг уже начали руки потирать.

– Но ведь само по себе это уже здорово? Что от женской сборной стали ждать многого, и оценивать ее совсем уже по другому стандарту, чем раньше? Это все благодаря Олимпиаде, так ведь?
– Наш женский хоккей начали узнавать с того времени, как мы выиграли бронзовую медаль чемпионата мира. СМИ начали о нас писать. Но да, в основном благодаря Играм. Раньше в чемпионате России было всего девять команд, а сечас уже 11. Владислав Александрович Третьяк лично убеждал губернаторов, и именно поэтому есть новый клуб в Санкт-Петербурге, поэтому руководство Московской области открыло еще одну команду.

– Наш женский чемпионат дозрел уже до того, чтобы сделать в нем плей-офф, как считаете?
– Моя точка зрения – да. Скажу больше: вот разыгрывается первенство России, определились места с первого по четвертое. И для того, чтобы вытаскивать все внутренние резервы всех игроков, – наших лучших игроков! – я бы разрешил ведущим командам усиливаться пятью-шестью девчонками из других клубов. Чтобы все лучшие хоккеистки России принимали участие в этом плей-офф. Представляете, каким подспорьем для тренеров сборной это станет?

– Сейчас-то, с одним "гладким" чемпионатом, все уже ясно было до Олимпиады: первое место у "Торнадо", потому что они дважды выиграли у СКИФа…
– Да, вся интрига закончилась. По сути, наш чемпионат сейчас – это турнир трех команд: "Торнадо", СКИФа и "Агидели". И пусть в отдельном матче кто-то может приподнести сюрприз лидеру. Но в целом четвертое и пятое места – это уже заметно более низкий уровень, чем первые три.

– Наши дечонкам вообще очень не хватает опыта таким матчей, когда "все или ничего".
– Согласен.

– Нужен плей-офф, нужны овертаймы и буллиты.
– Да, чтобы они жили в этом игровом тонусе и работали над собой. Дай бог, например, чтобы у Ани Пруговой все это получилось. Но не будем забывать и о том, что это – девушки. Сейчас приехала с Олимпиады, и под венец, как Александрова перед Играми. И вот и весь хоккей.

– У нас есть вообще школа женского хоккея в стране?
– Нет. Школы нет. И школ нет, потому что все девчонки, как таковые, занимаются с мальчиками. У меня в этой связи предложение: вот если бы клубы КХЛ взяли, и каждый при своей школе открыл бы отделение женского хоккея. Вы даже не представляете, как это было бы здорово. И потом, вот пришла девочка к мальчикам – надо детскому тренеру повысить коэффициент, чтобы его как-то заинтересовать. Я работал детским тренером и знаю, что такое девочка у тебя в команде. В большинстве случаев ее просто не берут. Редко какие тренеры, – и спасибо им огромное! – дают возможность девчонкам играть. Канаду и Америку даже брать не будем – там по 60 тысяч девушек занимаются хоккеем. В Европе, в Швеции, в Чехии, в Финляндии – по четыре с половиной тысячи. У нас всего 560, около того. В Японии хоккеисток больше, чем в России. Вот в чем дело.

– Что будет со сборной России дальше? Команда готовилась к Олимпиаде, для этого создавались условия. Игры прошли, и?
– Во-первых, понятно – нужно дать грамотную оценку сделанному. Во-вторых, просмотреть резерв, причем с учетом не чемпионата мира уже, но следующей Олимпиады.

– Это в 2018. Значит, речь о молодежи?
– Да, 96-97 года рождения. Строить с ними команду, конкретизируя позиции, потому что если говорить о центральных нападающих, то все равно нужны опытные игроки. Но они все возрастные.

– Под Олимпиаду в Сочи, выражаясь образно, поскребли по всем сусекам, какие есть. Вернулись в хоккей Екатерина Пашкевич и Алена Хомич. Другого пути у вас не было, потому что больше игроков в России просто нет. Но если говорить о следующей Олимпиаде, то это будет разговор о развитии женского хоккея в стране, потому что этих игроков нужно просто растить, не так ли?
– Обязательно. Мы действительно подняли все резервы, какие могли. И на данный момент собрали всех сильнейших. Вот, например, критиковали Катю Пашкевич. Но она была приглашена под игру в меньшинстве, и со своей задачей справилась. Про вратарей мы говорили, возьмем теперь защитников. Александра Капустина – ведущий защитник СКИФа. Света Ткачева – ведущий в "Торнадо". Аня Шибанова и Ангелина Гончаренко, плюс еще Инна Дюбанок – на них держится оборона в "Агидели". Все лучшие из трех лучших клубов России. То же и с нападающими.

– Кто был еще?

– Никого больше и не было. Вот, говорят, надо было брать больше молодых. Но эти девчонки еще просто неспособны выполнять задачу на таком уровне. У нас есть в составе 16-летняя Аня Шохина – она очень старалась на Олимпиаде и у нее много получалось. Но главный вывод по ее игре – ей нужно продолжать и продолжать трудиться.

– Тренер Чеканов почему-то не взял в команду распрекрасную Людмилу Белякову, еще говорят…

– Люда пусть сама поковыряется в своей годовой подготовке. У нас было 22 международные игры. Она реально провела положительно только три. Просто не подготовлена. Так же, как и Лера Павлова. Точно так же мне задают вопрос, почему мы не взяли Ольгу Пермякову. Но она после операции не смогла бы выдержать тот игровой темп, который на Олимпиаде. Мы ее брали на два турнира, смотрели, и приняли решение, что она неспособна выходить под давление.

– Как оцените вклад наших девушек, которые приехали из Америки? Ии Гавриловой, Александры Вафиной? Они действительно такие "энхаэловцы" на фоне остальных?
– Они для того, чтобы быть сыграть на Олимпиаде, и вернулись в Россию  выступать в нашем чемпионате. Они тренировались и играли за океаном, и коэффициент технических действий за единицу времени у них намного выше, чем у девушек, которые выступают дома. Они просто выше по уровню, да.

– В чем это выражается?
– Они лучше функционально подготовлены, лучше технически оснащены. И какая-то внутренняя уверенность в них присутствует – они не боятся, смело в обводку идут, берут на себя лидерство. Вы же очень точно сказали о Гавриловой – как она выделялась, сколько работы брала на себя. Они свое дело сделали. Но я не хочу сказать, что только они. Мощно накатывалась на пятак Катя Смолина. Катя Смоленцева, наш капитан – образец самоотверженности. Лена Дергачева – мы просто поражаемся ее мужеству, да при ее маленьком-то росте. Картинка с чемпионата мира: она смело идет на троих, ее сбивают перед воротами, на ней вратарь лежит, так она, без клюшки уже, рукой пытается шайбу завезти. Уникальный просто эпизод, считаю. Но многие другие – все больше по углам. Это и есть уровень мастерства.

– А откуда ему взяться, мастерству?
– Об этом и речь. Школы нет, а чемпионат России позволяет делать то, что на уровне Олимпиады уже не проходит. Поэтому нам необходимо было извлекать по максимуму из всего, из чего только можно. Поэтому запланировано было столько сборов, и летом мы удлинили подготовительный период летом, когда не 14 дней, а 26 занимались на земле.

– Как вы для себя оцениваете итог полуторагодичной работы со сборной по этой "олимпийской отсечке"? Какой оценки ждете от руководства на исполкоме?
– Сам себе я оценку уже дал, не дожидаясь руководства. Мы задачу не выполнили – это только "неуд".

– Вы за свою личную судьбу в сборной не опасаетесь, Михаил Юрьевич?

– Задача, повторюсь, не выполнена. Мы же говорим с точки зрения ее постановки – олимпийской медали, как того хотели Министерство спорта и Федерация хоккея, нет.

– Но?...
– Но за полтора года мы сделали большой шаг вперед. Команда стала дисциплинированней. Я не стану говорить, какая она была, потому что сейчас это совершенно неважно. Ведь что было у меня? Только видеозаписи чемпионатов мира 2011 и 2012 годов. Тогда команда получала по 12, 18, 22 минуты штрафа, а сейчас Игры показали, что мы в среднем за все шесть игр – по 6 минут. Мы впервые с 2001 года выиграли бронзовые медали чемпионата мира, и это - очень положительный момент. При нас Надежду Александрову признали лучшим вратарем чемпионата мира – это наше достояние, потому что редко когда наших игроков лучшими где-то признавали. Но самое главное – мы учимся побеждать. До этого мы все время были шестые, седьмые, четвертые, пятые, опять седьмые и так далее. "Проиграли? Ну и проиграли". А сейчас это для нас уже трагедия. Еще одно наше достояние, считаю – то, что мы два раза правильно спланировали подготовку к важнейшим турнирам. Во-первых, на чемпионате мира. Во-вторых, на Олимпиаде. И в Сочи команда выглядела даже лучше, эффективнее, чем там. К сожалению, у нас всего 18 месяцев до Олимпиады оставалось. Первые три мы знакомились с коллективом – нужно было сначала понять, кто что из себя представляет. Потом нужно было убедить девчонок встать на свою сторону. Женский коллектив – это не мужской.

– В контексте того, что произошло в Сочи с мужской командой…

– /перебивает/. Дело совсем не в этом. Результат остается результатом.

– В общественном мнении вообще бытует такой вопрос: а зачем вообще нужен женский хоккей?

– А зачем нужен мужской? Знаете, даже то, что на наш следующий матч после поражения от сборной Швейцарии (квалификационный за право бороться за 5-6 места. – Прим. ИТАР-ТАСС) пришло пять тысяч зрителей, уже говорит о том, что мы завоевали сердца многих людей. Очень здорово, что по телевизору показали, что существует такая команда – женская сборная России по хоккею. Но это нужно в первую очередь даже не потому, что это олимпийский вид спорта. Но потому, что это вид спорта. Наша страна просто не может оставаться в стороне от женского хоккея. Если сравнивать с мужским, то мы пока, я так девчонкам и говорю, – "придаток". Но в любом случае, добавляю, вы показали своей игрой, что заслуживаете к себе отношения, как к настоящим спортсменам.

– Просто наш женский хоккей еще очень маленький, юный…
– Точно так.

– С точки зрения самой хоккейной науки – разве не нужна нам помощь североамериканцев, к примеру? Та же Карла Маклеод что из сборной Японии сделала. Сами японки рассказали, в чем ее главная роль: она показывает, как нужно, она привнесла "хоккейное мышление".

– На самом деле, высокоспециализированных специалистов, которые разбираются в женском хоккее, во всем мире единицы. В Америке больше женских команд, у них история и традиции, они закодатели в нашем виде спорта. Поэтому приглашать их к нам – почему нет? Никогда не нужно стесняться учиться. Но обязательно нужно, чтобы русский тренер находился рядом с заокеанским, и перенимал опыт.

– А если пригласить в тренерский штаб какого-то ассистента главного тренера из Америки, как в той же Японии?
– По крайней мере, ФХР перед Олимпиадой думала об этом, как об одном из вариантов. Перед тем, как нас пригласить. Иностранного тренера в качестве главного или консультанта – такой вариант рассматривался. Это же здорово – поучаствовать в каком-то совместном тренировочном процессе. Я за любое сотрудничество, которое принесет нам пользу. А кто будет тренировать, из Канады ли, Америки, или Финляндии, не суть важно. Если они хотя бы на шаг впереди нас, надо у них учиться.

– А они впереди?
– Если брать общекомандную обученность и техническую подготовку – безусловно.

– Вы присутствовали на финале олимпийского женского турнира между Канадой и США. Что вы вынесли из этого матча? Я спрашиваю о практических вещах, потому что понятно, что по сравнительному уровню они для нас космос.
– В первую очередь, я видел веру в то, что мы забьем. Как бы там ни было, сколько шайб и за сколько минут до конца мы бы ни уступали - все равно забьем и победим. Вот это я вынес. Веру в команду. Веру в себя.

– Это есть то, что называется наукой побеждать.
– Да, они приучают себя только к этому. Нацеленность играть до конца все 60 минут и уверенность в победе. В этом-то всегда весь результат любого спорта – есть только один победитель.

– Эх, забивать бы еще и нашим девчонкам один единственный гол в том третьем периоде матча со Швейцарией…
– Я на пресс-конференции тогда сказал: у меня остается в запасе еще только Алексей Валерьевич Яшин. Что еще можно было сделать?

беседовал Игорь Какурин
ИТАР-ТАСС
 
След. »
Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
-- -- -- -- -- -- --
-- 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 -- -- -- --
на весь год
 
команда И О
ХК "Торнадо" 21 57
ХК "Динамо" 21 40
ХК "Агидель" 18 36
ХК СКИФ 18 22
ХК "Арктик-Университет" 18 22
ХК "Бирюса" 18 21
подробная статистика
 
команда И О
г. Воскресенск 7 18
г. Одинцово 5 15
ХК "Тверские Тигрицы" 7 15
г. Ступино 7 6
г. Подольск 3 0
г. Москва 6 0
подробная статистика





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
 

8-925-505-07-29
Женский хоккей с шайбой в России
2008-2015
whockeyrus@gmail.com